20 Июня 2011 14:06Автор: Администратор  /  Просмотры: 1628

Белозерье: 700 км к Северу от Москвы и в 400 км восточнее Санкт-Петербурга

Текст и фото: Алексей МЕНЬШЕНИН

Случайно попавшая в руки книга способна дать толчок к совершенно непредсказуемым поступкам. Несколько прочитанных строк позвали в дорогу джиперов, чтобы приоткрыть новые страницы истории нашей страны и посетить один из ее уголков – Белозерье.

Окрестности Белого озера, расположенного в 700 км к Северу от Москвы и в 400 км восточнее Санкт-Петербурга, хорошо описаны в туристической литературе. В основном, туристы посещают ансамбль Ферапонтова монастыря, который, вместе с фресками Дионисия, занесен в культурное наследие ЮНЕСКО, а также Кирилло-Белозерский монастырь и валы древнего Белозерска. Но, хоть мы и увидели эти достопримечательности, но основной целью поездки был не осмотр культурных памятников.

В глубине веков

Первое упоминание о Белозерске относится к 862 году, к тому самому времени, когда на Русь новгородцами были призваны братья-варяги Рюрик, Синеус и Трувор.  Старший – Рюрик стал княжить в Новгороде, Трувор в Изборске, а Синеус в Белоозере. Тем не менее, спустя тысячелетие с лишним, полностью достоверным этот факт считать нельзя, поскольку дошедшие до нас источники являются переписанными копиями, а оригиналы безвозвратно утеряны, испорченные безжалостным временем, или сгоревшие в пожарах, при разорении монастырских библиотек бесчисленными завоевателями. Информация об этом периоде базируется на Начальном своде «Повести временных лет», в котором собраны, помимо прочего, новгородские источники. Однако в параллельных источниках нет упоминания об этих именах, как, впрочем, и о многих других знаменитых именах русской истории.

 

      Что же говорят легенды о Белоозере? Холмогорская летопись содержит хронологический рассказ о Словене и Русе и основании города Словенска. Ведется рассказ с 3099 года «от сотворения света», то есть с 2409 года до нашей эры. В этом году, по сказанию летописца, «новопришельцы скифскии» основали Словенск град, «иже последи Новград Великий проименовая». Далее повествуется о том, как в I веке нашей эры словен постигла кара за то, что они были язычниками. Мор погубил «людей без числа во всех градех и весех». А выжившие разбрелись кто куда – «на Белыя воды, иже ныне зовется Белоозеро, на озеро Тинном, и нарекошася – весь, …и по иным странам». Затем рассказывается о вторичном заселении пришедшими с Дуная славянами опустевшего Словенска и Русы. Однако их постигла новая беда, в лице нашествия «угры белыя», окончательно славян одолевших, разрушивших города и приведших их землю в окончательное запустение. Прошло довольно много времени, и опустевшую землю в третий раз населили пришельцы с Дуная и основали город на новом месте, и «нарекоша Новгород Великий». После чего следует и известное приглашение князя Рюрика править русской землей.

 


     Многочисленные славяно-русские племена и земли, не имея в тот период централизованного управления, начали распадаться. Хорошо всем известный период русской истории XIII– XV веков, называемый периодом феодальной раздробленности, подтверждает реальность возникновения междоусобиц и в более раннее время. Конец межплеменным столкновениям могла положить только сильная централизованная власть.
      Рюриковичи были приглашены в IX веке не одними новгородцами, а представительством многих. Вероятно, все они бы готовы признать главенство новых князей и тем самым исключить дальнейшие распри. Возможно, не все враждовавшие друг с другом родственные племена утихомирили свои споры. Но только ли эти внутренние неурядицы вызвали необходимость «воевати всюду»? Профессиональные князья-воины, имеющие свои дружины, должны были защищать добровольных подданных от внешнего врага. Белоозеро –  древнейшие волоки, торговые выходы к западным и северным морским путям... Кого из чужеземцев не прельщали богатства северного края? И «угры белые» хронографа, они же дерзкие викинги скандинавских саг –  по-видимому, лишь слабые отголоски малоизвестной ныне, но вряд ли спокойной древней истории Русского Севера.

 

 

Считается, что Синеус построил свой город на северном берегу Белого озера, в местечке «Киснема», ныне село Троицкое Вашкинского района Вологодской области. В Х веке город перенесен к истоку реки Шексны в район деревни Крохино. Кстати, именно на этом месте снимался эпизод с паромом в фильме Василия Шукшина «Калина красная», и затопленную церковь Крохинского погоста можно увидеть в кино. После эпидемии чумы в 1352 году, город перенесен на современное место, где начато строительство Кремля, земляные валы которого сохранились до наших дней. Деревянные стены и башни, стоявшие раньше на валах, были разобраны из-за ветхости в середине ХVIII века.

В 80-х годах ХХ века, архитектор и историк М.П. Кудрявцев, создатель теории «огневидных храмов», объясняющей символический смысл завершения русских церквей, высказал гипотезу, что Синеус не мог придти на пустое место, ибо и Новгород, и Изборск были в то время достаточно крупными поселениями. Значит и Белоозеро, как тогда называлось это поселение, тоже было значительным по размерам. Кроме того, это древнейший перекресток водных торговых путей и волоков, и, как упоминается в Холмогорской летописи, славяне стали жить здесь с I века нашей эры. Геофизические и гидрологические данные говорят о том, что общее течение Белого озера с северо-запада на юго-восток и постепенное поднятие Мегорской гряды, расположенной к северо-западу, привели к перемещению основных масс воды в озере к юго-востоку. На месте северо-западной части озера образовалась низменная болотистая суша. В то же время главной рекой, связывавшей в древности Белое озеро с внутренними землями княжества, с Онежским озером и севером земли, являлась река Кема. Исходя из предположения, что грады ставились не на самом озере, а на берегах рек, впадающих в него, чтобы возможным врагам было труднее их обнаружить, М.П.Кудрявцев исследовал реку Шолу, впадающую в Белое озеро в северо-западной части.   И в окрестностях поселка Зубово, по его утверждениям, на древнем коренном берегу, он обнаружил укрепленное поселение, даже «огромный город». Длина его укрепленной части около 8 километров, выделяются кромы ( укрепленные участки) и посады, а также окружающие их земляные валы. Напомню, что деревянные стены на вершине земляных валов – основное оборонительное сооружение русских городов. Каменные крепости до XV века были малочисленны и требовали для постройки значительных средств.

 

К сожалению, статья про этот «город на Шоле», прочитанная мною в альманахе «Памятники Отечества» №30, оказалась практически единственным упоминанием о нем. Научных изысканий и археологических раскопок там не велось, и, кроме косвенных упоминаний туристов в Интернете о «больших валах», обнаружить никаких сведений не удалось. Значит, надо ехать на Вологодчину и смотреть на загадочный город своими глазами.

 

Тихий Белозерский край

 

 

В начале августа небольшая экспедиция на двух внедорожниках – Toyota 4Runner и Land Rover Freelander с замечательно экономичной системой start&stop, стартовала из Москвы, и через двенадцать часов неторопливой езды достигла города Белозерска. Этот город, расположенный на южном берегу Белого озера, знаменит, прежде всего, своими земляными валами бывшего Кремля. В городе большое количество каменных церквей, а от озера он отделен судоходным каналом, открытым в 1846 году, открывал канал император Николай I, о чем свидетельствует памятная стела. В описаниях Белозерска XIX века неоднократно упоминается, что в летнее время население города, прогуливаясь по валам Кремля и набережной, наблюдало закат солнца в Белом озеро. Это традиция сохраняется, и по сей день – в погожие вечера горожане высыпают на набережную. Играют на гармошках, удят рыбу, играют в волейбол, в кустах располагаются отдыхающие компании. Как ни странно, туристов даже в выходные немного – это заметно по номерам припаркованных машин. Видимо сказывается неразвитость туристической инфраструктуры, в городе мало гостиниц и предприятий общественного питания, а сувенирный магазин только один. Вообще, на улицах немного народу. Тихий и пустынный, хотя и очень живописный, провинциальный городок.

 

 

Асфальт заканчивается буквально за городской чертой. Мы едем на запад от Белозерска сначала по широкому грейдеру, который  постепенно превращается в засыпанную крупными камнями дорогу, петляющую между озер. Южнее, на Новом озере, остался островной монастырь, после Революции превращенный в концлагерь, а ныне остающийся тюрьмой для отбывающих пожизненное заключение. Туда мы хотели завернуть, чтобы посмотреть с берега на Кирилло-Новоезерский монастырь, называемый «Белозерскими Соловками», за былую красоту островной обители, а затем в память о монахах и священниках, уничтоженных в нем в годы репрессий, но нам не хватило времени. Попадающиеся деревни, по мере удаления от Белозерска становятся все плоше и заброшеннее. Несмотря на красоту селений, построенных на берегах озер, многие дома заколочены, а оставшиеся многие годы не видели ремонта. Однако само полотно дороги и деревянные мосты через ручьи реки содержатся в относительном порядке. Проехав около семидесяти километров по разбитому грейдеру, сворачиваем к лесному озеру и останавливаемся на ночлег рядом с местом, где когда-то была деревня.

 

Кто это построил?

 

Утром, собрав лагерь, еще через час езды, въезжаем в поселок Зубово, или Шолу, как он назывался до революции. В нем до сих пор заметны следы лучших времен: здание дореволюционного реального училища, купеческие дома, большой разрушенный храм. На площади, где сосредоточены сельские магазины, стоит памятник Ленину, с внушительной дырой на месте плеча.  Но нам некогда любоваться коммунистическими монументами, мы едем к месту предполагаемого городища. Старая песчаная дорога ведет через сосновый лес, и заросшие поля. И внезапно, мы подъезжаем к типичному земляному валу. Его высота около 10 метров, он порос сосняком, в отличие от окружающих его полей со следами сельскохозяйственной деятельности человека. Такой же по высоте вал мы видели днем раньше в Белозерске, такие же валы имеются в большинстве старинных русских крепостей, не перестроенных в камне. Дорога прорывает в нем углубление, а сам вал, хоть и достаточно оплывший, отлично прослеживается на почти километровом пространстве. Пока мы с историком-любителем Ильей Сергеевым исследуем вал, наши спутники собирают чернику и бруснику, которой густо поросли мшистые откосы. Через полкилометра, у небольшого ручья, замечаем еще одну закономерность – большие валуны, лежащие кучами. На окружающей местности, через которую мы ехали больше ста километров, таких скоплений валунов нами замечено не было. Известно, что в старину, дома ставили не на фундаментах, а на больших камнях. Возможно, что это все, что осталось от когда-то стоявших здесь строений. А через полкилометра, когда мы выехали на заброшенную лесную дорогу, ведущую по высокому берегу реки Шолы, нас поджидал еще один сюрприз. Справа появился глубокий и ровный, явно искусственного происхождения ров, а за ним крутой откос, заканчивающийся еще одним валом, общей высотой более десяти метров. Ров и вал тянутся на несколько сотен метров, затем поворачивают под углом девяносто градусов, и уходят от реки. Мы попробовали проехать по дороге дальше, однако обутый в шоссейную резину Land Rover Freelander, преодолев несколько протяженных грязевых участков, вынужден был остановиться перед глубокими тракторными колеями. Вернувшись в поселок, мы попытались проследить простирание валов с проходящей параллельно рекой в километре от лесовозной дороги, и опять нашли продолжения тех же валов, о чем свидетельствовало взаиморасположение точек GPS. К сожалению, густая листва подлеска и кустарника, не позволяет сделать фотографии, дающие полную панораму обнаруженных объектов.

 

 

Совершенно непонятно, кто мог построить в тайге такие мегалитические и ровные сооружения, очень напоминающие остатки средневековых оборонительных сооружений.  Более того, знания, полученные на университетских курсах геологии и геоморфологии, также не могли объяснить формирование такого рельефа естественным путем. Таким образом, мы своими глазами увидели нечто, не поддающееся объяснению. Возможно, ответ на этот вопрос смогла бы дать детальная аэрофотосъемка, и проведение археологических раскопок, но, без получения соответствующих разрешений, такая деятельность будет приравнена к «черному копательству». История этого древнего города до конца не раскрыта, и еще ждет своих исследователей.

Комментарии
Copyright © 2018 Virus Свободы

Яндекс.Метрика

Дизайн © Art harmony