12 Ноября 2010 01:11Автор: Администратор  /  Просмотры: 1906

Экспедиция в Арктику. Часть 2

Начало:  Часть 1.

 

Часть 2

  

Белое солнце Хибин

 

В 4 утра под моросящим дождем прибываем в базовый лагерь – спасательную станцию МЧС России «Куэльпорр». Однако натопленная русская баня, о которой впоследствии с ностальгией вспоминают без исключения все, побывавшие на Куэльпорре, снимает накопившуюся усталость. Прыгнув из парной в стремительно-ледяные воды речки Кунийок, словно рождаешься на свет заново. Впечатление усиливается практически полным отсутствием мобильной связи. Основной принцип российских операторов – «абонентом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Не гражданам России стартовые пакеты попросту не продают.

Не удивительно, что через сутки ловишь себя на том, что окончательно утратил чувство времени. И первое, что хочется спросить у северян: где у вас тут выключатель, как вы  узнаете, когда спать, а когда просыпаться? Что-то все же подсказывает, что за окном скорее утро, чем вечер. А утро, пусть и полярное, для украинца непременно начинается с завтрака. В походных условиях деликатесом считается даже обычная яичница с салом.

 


 

Наше все

 

 

Для украинцев оно – то же самое, что для русских Пушкин. Это «наше все», что в любых испытаниях у нас никому не отнять». Вот только незадача: весь стратегический запас оказывается запертым в «Тойоте 80» вместе с ключом зажигания. А раз так – автомобиль перестает быть роскошью, а цель оправдывает средства. На помощь проголодавшимся украинцам приходят старинные приемы художественного взлома, забытые технологии каменного века и богатый жизненный опыт ветеранов команды.

Как говорили классики, стучите – и вам откроют. С помощью отвертки и булыжника Алексей Мэдкэп демонстрирует аттракцион «Взломать за 60 секунд». Через минуту дверной замок «Тойоты 80» напоминает сейф жандармского управления, развороченный бомбой народовольцев. Однако бывалые джиперы могут не только управиться с замками, но и остановить надвигающийся голодомор.

Технический эксперт команды Василий Командор дает на пленэре открытый мастеркласс походной кулинарии. И, поколдовав над примусом с шипящей яичницей, вносит решающий штрих в картину полярного завтрака. А после хорошей еды к лучшему меняется не только настроение, но и погода. Занудный дождик неожиданно прекращается, уступив место яркому арктическому солнцу. Ну вот, теперь, кажется можно выезжать на маршрут.

 

 

 

 

Встреча «на Эльбе»

 

 

Тем временем на Куэльпорр прибывают российские участники джип-фестиваля «Кольский 2008» и экспедиции «Поморский Берег». Появляются организаторы: Денис Злыгостев из мурманского клуба «Экстрим 51», он же арбитр-наблюдатель; и заслуженный ветеран северного бездорожья Анатолий Еремеев, с которыми команду «Вирус Свободы» связывает совместные штурмы в арктических и карельских трофи. Еще один постоянный участник всех северных покатушек Алексей Карпов доставляет из Кандалакши новую крестовину для «Шнивы» Мэдкэпа. Так что на первый участок фестиваля «Кольский 2008» украинская команда готова выйти в полном составе.

Основной упор организаторы сделали на доступность и демократичность мероприятия. Никаких ограничений по возрасту участников, водительскому стажу или стоимости их автомобиля. К полудню в пеструю российско-украинскую колонну выстроились больше 20 самых разнообразных изделий мирового автопрома. В голове – Анатолий Еремеев. В качестве штурмана его сопровождает внучка Катя – самый юный участник пробега. Замыкает колонну беспристрастный Денис Злыгостев. Наконец звучит сигнал «на старт» – и караван отправляется в 35-километровый рейд по лесотундрам Умбозерского перевала.

 

 

 

Умбозерская школа выживания

 

 

С древних времен этим путем пользовались саамские оленеводы. Участники рейда преследовали здесь свои цели. Одни – впервые встретиться с реальным бездорожьем, другим – подтвердить уже полученную квалификацию. Анатолий Еремеев во внедорожном движении русского Севера не первый год. В «миру» школьный учитель, в джиперских кругах он известен как Патриарх. Рождение джиперских прозвищ – отдельная история. В случае с Патриархом все началось с шутки, поэтому подарок украинской команды – гермошлем с гарнитурой и очками – он принял с присущим ему юмором.

Под чутким патриаршим руководством участникам пробега предстояло прочувствовать все прелести хибинского бездорожья. Новички, наблюдая за более опытными коллегами, получали ценный практический опыт, например, как проходить каменистые участки с минимальным риском для рулевых тяг. Но и те, кто с бездорожьем давно на «ты», ощутили здесь непреходящую актуальность главной педагогической формулы всех времен и народов: учиться, учиться и учиться. Благо возможностей для этого Умбозерский перевал дает в избытке.

 

 

 

 

С чем едят шноркель

 

 

С одной стороны, именно непредсказуемость придает офф-роуду его приключенческий дух. Только азарт и олимпийская невозмутимость Мэдкэпа делала незаметной для окружающих расшалившуюся коробку передач его «Шнивы». А вот отсутствие переднего моста не прошло без последствий даже для такого внедорожного пахаря, как УАЗ Патриарха. Запутавшись осью в корнях хибинской березы, головная машина сделала вынужденный привал.

Но есть трудности и вполне ожидаемые, к которым водитель просто обязан подготовиться заранее. Практически все автомобили «вирусов» прошли комплексную предэкспедиционную подготовку – от лифтинга и усиления бампера до установки шноркеля. С таким вооружением внедорожник способен передвигаться не только в отсутствие дороги, но вне самой земной тверди, что команда «Вирус свободы» доказала в умбозерском триале.

После затяжных дождей участки перевала  превращаются в сплошной брод, не зная которого, нормальные герои, как известно, идут «в обход». Став перед гамлетовской дилеммой «плыть или не плыть», россияне благоразумно остались на суше. Лишь непотопляемый Алексей Карпов не ведал сомнений. «У меня удостоверение подводника, – заявил он, – так что мне бояться нечего». И без лишних раздумий проехал по дну горного озера. А украинский экипаж «Тойоты 105» на заплыв подвигнуло не только стремление не уступать куражу россиянина, но и вполне практичное желание испытать в деле новый шноркель.

 

 

 

«Затерянный мир». Назло рекордам

 

 

Впрочем, аттракцион с купанием обернулся изрядным адреналиновым впрыском для всей команды. Проход по узкому карнизу наполненного водой кратера, на первый взгляд забава, на деле могло обернуться в прямом смысле УТОПИЕЙ. Всего в полутора метрах от «берега» дно резко уходит вниз и достигает глубины 30 м. Неверное движение колесами – и трехтонный внедорожник превратится в подводную лодку. Северяне рассказывали, что на дне этого кратера уже покоятся несколько затонувших автомобилей.

Пока остальные экипажи благоразумно отсиживались на берегу, украинцы решили, что такой шанс может представиться еще не скоро. И после краткого консилиума Вася Самурай и Алексей Мэдкэп устроили показательное водное шоу «Бурлаки в Хибинах». Все штурманы и пилоты «Вирусов» в этом представлении менялись ролями, осваивая профессию лоцмана. Для Мэдкэпа и его штурмана Андрея Наутилуса этот участок Умбозерского перевала стал еще одним подтверждением правильности выбора автомобиля. В пику многочисленным подначкам «Шнива» доказала, что может успешно соревноваться в условиях Заполярья с более солидными собратьями по внедорожному цеху.

Мы не ставили перед собой задачу догнать и перегнать рекорды чемпионов «Арктик Трофи», один из участков которого проходит в этих местах. Тем более, что в прошлом году один из наших экипажей был вторым в таком нешуточном испытании, как «Карелия Трофи». Самое ценное в таких рейдах – новый опыт, который приходит с практикой.

 

 

 

 

 

 

 

 

Прощай, Хибины. Даешь Терский берег!

 

 

 

 

И для новичков команды обратная дорога стала практической «работой над ошибками». Каменистые разломы ландшафта казались уже не такими опасными, крены не такими критическими, а броды не такими глубокими. Умбозерский перевал был взят. И возможно, участники «Поморского Берега» были последними, кто запомнит его таким, каким он был в те незапамятные времена, когда его покой нарушали только оленьи стада древних саамов. Поговаривают, что скоро на перевале откроют карьер.

 

 

 

 

 

На следующий день всем представилась возможность закрепить свои судоходные достижения на бродах горного озера Гольцовое. Место, известное как «Затерянный мир», не зря привлекает джиперов – здесь проходит участок боевой трассы «Арктик Трофи», который считается своего рода вступительным экзаменом в мир «взрослого» офф-роуда. Илистые броды, таящие на дне коварные валуны, заставили многих бывалых волков внедорожья промочиться «до педалей». Зато, выехав на открытые берега Гольцового, соскучившиеся по скорости джиперы смогли вволю порезвиться на отмелях и получить бесплатную мойку. А находчивый Алексей Карпов, повышая общий градус настроения, принялся ловить рыбу прямо с борта своего УАЗа. 

 

 

 

Пляжным днем в «Затерянном мире» официально заканчивался фестиваль «Кольский 2008», в котором приняло участие больше 20 экипажей. А вечером, собрав всех на церемонию закрытия, Анатолий Еремеев объявил о начале экспедиции «Поморский Берег», которой предстоял прорыв через тайгу и болота Кольского полуострова – к Белому морю.

 

 

 

 

Саамский привал

 

 

Утром, приколотив командный автограф «Вируса Свободы» к гостевому столбу у ворот базы МЧС, в составе сводной колонны из 8 автомобилей выступаем в сторону Кировска. Однако у выезда из Хибин надолго задерживаемся из-за поломки поворотного шкворня в украинской «Тойоте 80». Устранить неполадку удается лишь к вечеру, на развилке Кировск-Апатиты, закупив необходимый крепеж. Дальше – долгие полторы сотни километров по старой лесовозной дороге на юго-восток к нашей следующей стоянке в поселке Инга.

 

 

Вальяжный темп, задаваемый головной машиной, несколько разрядил скоростной проезд по взлетной полосе брошенного военного аэродрома. Но добраться до поселка в тот же день так и смогли. Благо полярный день позволял двигаться, невзирая на астрономическое время суток. За пять минут до полуночи вся колонна остановилась – отпраздновать вместе с Виктором Кукушкиным его день рождения. Бутылка ирландского виски по кругу – и снова в путь.     

 

 

 

Поселок Инга. Русская «черная» баня, ужин с семужьей ухой и жареным сигом и ночевка в экзотической саамской веже. Правда, построили ее не саамы или лопари, как еще называют эту народность в Заполярье, а предприимчивый голландец. Отсутствие здесь света и электричества – непременная часть экзотики, за которую охотно платят поклонники зеленого туризма.

 

 

 

Что стоит мост построить

 

 

Расписание движения в условиях русского Севера – вещь условная. Нарушить его может любая неожиданность. На выезде из Инги в машине Патриарха полетела катушка зажигания. Пока нашим аварийным комиссарам удалось сторговать новую в поселке, остальные кормили свирепых кольских комаров, склонившись над капотом Патриарха. Подкапотное пространство российского УАЗика своим аскетизмом напомнило содержимое чемоданчика советского командировочного.

Две традиционные российские проблемы – дураки и дороги – на Кольском полуострове теряют свою актуальность. Дураки здесь не выживают, а дорог нет и в помине – только направления… и мосты между ними. Через десяток километров у заброшенного хутора Муна ветхий мост через одноименную реку не выдержал трехтонных аргументов «Тойоты 80». Пилот злополучной машины едва успел нажать на газ, чтобы вытащить круп тяжелого внедорожника из разлома и выскочить на берег.

 

 

В ход идут бензопилы, топоры и предусмотрительно захваченные монтажные скобы. Навалились скопом – и за час мост отремонтировали. А пока шли восстановительные работы, в окрестностях были обнаружены многочисленные следы жизнедеятельности бурого медведя. Судя по размерам – довольно крупного. Заночевать на хуторе почему-то отказались. Впрочем, встреча с топтыгиным в экспедиции таки состоялась. Примкнувший к нам на берегу Белого моря голландец по имени Марко таки выследил и отснял косолапого.  

 

 

 

 

 

 

 

Долгая дорога в дюнах

 

 

Следующие полсотни километров ползли, неоднократно останавливаясь для взаимной буксировки, теряя в пути агрегаты автомобилей, не говоря об ориентирах. Потеряться в таежном лесу, даже при наличии GPS приемника, может и такой опытный северянин, как Патриарх. Но старые джиперы, как и синоптики, не ошибаются – просто их иногда подводят средства бортовой навигации. Тем с большим облегчением после утомительного продирания по таежным просекам, болотам и зимникам, колонна, наконец, выехала к последнему лагерю – мысу Корабль на Терском Береге.

Разместились в трех срубах, построенных здесь все тем же предприимчивым Франком. Из удобств – стол с навесом, огромное кострище на 12 человек и фирменный саамский сортир – лучшее, что можно придумать в диких условиях Заполярья. Устроен он так, что, защищая посетителя от ветра, легко продувается на предмет комаров, а от вездесущих мух спасают обычные еловые опилки.

Бревна на берег доставляет само море. Поэтому очаг с постоянно горячим чайником топится круглосуточно. При этом – полное отсутствие электричества. Походный генератор – единственный источник света и зарядки техники. А море – источник жизненных для всех обитателей Терского Берега – как четвероногих, так и двуногих. Во время отлива покормиться его дарами могут не только медведи, но и джиперы. Ребята из Мурманска показали, как за 5 минут приготовить салат из ламинарии – гадкой на вид, но весьма съедобной на вкус водоросли.

 

 

 

Легенды Терского берега

 

 

Первые люди появились на Терском Берегу около 2 тысячелетия до н.э. Занимались они в основном ловлей семги и охотой на морского зверя. Участникам экспедиции «Поморский берег», чтобы добраться сюда по таежному бездорожью, понадобилось почти 20 часов. А о крупных рыбных и пушных промыслах, которыми некогда славился Терский край, сегодня напоминают лишь призраки поморских деревень, пустующие рыбацкие тони, да разбитые остовы карбасов.

Но пока очередной прилив Белого моря не поглотил прибрежную полоску суши, добраться до этих чудом уцелевших памятников времени можно прямо по берегу. По прямой линии до устья реки Варзуга – русского Клондайка по части добычи лосося – от лагеря всего около 50 километров. Однако соблазн порезвиться в управляемых заносах на линии прибоя в зыбучих дюнах оборачивается привычной джиперской забавой «тяни-толкай».

По разнообразию бездорожья Терский Берег – место уникальное. Здесь компактно расположились тундры, тайга, болота, есть даже пустыни. Деревню Кузомень еще в середине 20 века населяло более 400 жителей. Сегодня она наполовину засыпана песками знаменитой Кузоменьской пустыни. Их еще называют поющими: уже при 3,5 м в секунду пески начинают двигаться и звучать. А здесь скорость ветра иногда достигает 10-15 метров в секунду.

Несколько километров по поющим кузоменьским пескам – и мы в селе Варзуга, некогда крупном торговом перекрестке русского Поморья. Богом забытое место – скажут сегодня об этих местах избалованные благами цивилизации горожане. Северяне же возразят: не забытое – а заботливо накрытое его ладонью от праздных глаз.

Церкви в поморских селах по возрасту годятся в дедушки помпезным храмам многих столиц мира. Главная достопримечательность Варзуги – церковь Успения 1647 года, построенная без единого гвоздя. Подобные памятники можно найти в Кашкаранцах и многих других селах Терского берега. И веруют здесь, как положено северянам – тихо, без надрыва – просто и искренне.

 

 

 

 

Ключ к Северу

 

 

 

 

В Варзуге нам удалось разжиться парой рыболовных трофеев – крупных семг. Заядлые рыбаки из участников экспедиции не единожды предпринимали попытки добыть ее в местных реках. Но из гуманных соображений выловленные кумжи были сфотографированы и отпущены восвояси. Ловля лососевых в любом виде, кроме как на удочку, в Заполярье запрещена. А много ли наловишь на удочку в горной реке?     

 

 

 

 

 

Несмотря на пятнадцать веков человеческой активности и десятилетия советской власти с ее бездонным народным хозяйством, недра Терского берега по сей преподносят сюрпризы. Прямо у лагеря экспедиции – заброшенная выработка аметистов, которые здесь можно найти и по сей день. А в устье реки Оленица, что в 20 километрах от лагеря, на поверхность выходит жила уникального камня глендонита, по местному «рогульки». Найти его можно всего в двух местах на планете – в Австралии и еще здесь.

Но чего не сыщешь нигде на Земле – так это  неповторимого духа русского Севера. О нем под прощальную уху были взаимные тосты российских и украинских джиперов, которым назавтра предстояло разъехаться в разные стороны. О нем под переливы гитары звучали проникновенные романсы Вити Кукушкина. О нем мы еще долго будем вспоминать, оставив далеко позади границы Полярного Круга. Русский Север был и остается загадкой, но свой символический ключ от него каждый по праву увозил с собой – чтобы вернуться сюда снова.

 

Комментарии
Copyright © 2022 Virus Свободы
Дизайн © Art harmony