26 Мая 2010 03:05Автор: Администратор  /  Просмотры: 2619

Российский Полноприводный клуб Внедорог идет по следам военной истории СССР

Фото: Вадим Тюрин, Дмитрий Александров

Основная цель нашего путешествия на Кольский полуостров  - посещение и знакомство с расположенной на острове Кильдин батареей крылатых ракет, которая была здесь «брошена» за ненадобностью около десяти лет назад.

Из-за своего расположения и формы остров Кильдин был прозван «Гранитный крейсер Кильдин». В середине 30-х годов оттуда были выселены все немногочисленные жители, и с тех пор остров посещали только военные.
Во времена расцвета «непотопляемого крейсера» гарнизон острова составлял более тысячи человек. Здесь располагались военный аэродром, который мог принимать тяжёлые транспортные самолёты, танковая часть для защиты от морской пехоты противника, и то, ради чего все это строилось - береговая батарея 170-мм корабельных орудий.

Кроме военных частей на острове ещё был лагерь с заключёнными, которые всё это строили, включая дорогу, которая до сих пор в таком же состоянии, как брусчатка на Красной Площади.

Еще одна достопримечательность, которая делает Кильдин знаменитым - это озеро Могильное.  Оно было названо так после того, как английские военные моряки в 17-м веке сбросили сюда всех убитых ими жителей острова. Природа озера так же представляет собой интерес: толща его воды состоит из совершенно разных, четко разделенных слоев. Есть слой солёной воды, где живут медузы, есть слой пресной воды, где живёт кильдинская треска, которая не встречается больше ни в одном водоёме мира, и есть слой, насыщенный сероводородом, в котором вообще никто не живёт.

Время старта экспедиции, 5-00 утра, было выбрано так, чтобы мы могли успеть покинуть цивилизацию еще до того, как все выезды из нее заполонят дачники. Две машины - мой Мицубиши L200 и Паджеро Саши Варяга - встречаются на площадке у McDonald's в Химках. Это знаменательное место встречи.  Именно здесь мы впервые встретились с моим штурманом Митяем четыре года назад.  И вот мы снова здесь, стартуем на Север.
В первый день запланировано проделать 800 км, и мы довольно быстро движемся по Питерской трассе.

Поиски тихого уголка для обеденного привала странников не увенчались успехом, и мы решаем двигаться дальше.

Здесь нас настигают первые технические проблемы. Оказывается, что на Паджеро полностью разряжены оба аккумулятора, и зарядки нет уже давно. Заводим авто с буксира и продолжаем движение в сторону Петрозаводска.  На первую ночевку останавливаемся, не доезжая километров 30 до Петрозаводска, в лесу.  

Что видно из космоса - Нападение игрушечного спецназа - Лавина воды - Дождь без «дворников» - Отель «Беломорье»

Солнечное утро второго дня путешествия располагает к приключениям, и мы отправляемся на осмотр первой в нашем маршруте достопримечательности - остатков бетонных строений некогда секретного военного объекта. На «шпионских» космических снимках видно, что жизнь в тех местах давно угасла. На карте есть дорога, проехав по которой, мы упираемся в ворота со звездой.  Попытка заехать с другой стороны приводит нас к наполовину разрушенному КПП. Объехав бетонные плиты заграждений, мы попадаем на ровную площадку, размером с половину футбольного поля. Оставляем машины и идём осматриваться.
Ровные бетонные дорожки, бетонные бункеры, столбы-громоотводы и почти непролазные заросли кустов и деревьев. Судя по всему, здесь стояла часть ПВО, защищавшая Петрозаводск. Сооружения значительно отличаются от тех, какие мы встречали в Подмосковье. Это потому, что под Москвой таких частей целое «кольцо», а здесь - только одна.

Углубляемся в территорию, и, неожиданно, слышим разрывы шумовых гранат, а потом и автоматные очереди. Прямо на нас вываливаются спецназовцы в боевой выкладке и с автоматами Калашникова.  Уж больно неприятное первое ощущение. Но ребят выдают автоматы старого образца и самодельные страйкбольные маски.  Они играют, максимально точно копируя форму солдат Советской Армии.

Немного поболтав с ними, направляемся каждый по своим делам: они - за флагом противника, а мы - к Северному ледовитому океану.
До места ночевки на Белом море еще 400 километров. Начинает накрапывать дождик, который с каждой минутой усиливается. Впереди видны молнии и слышны раскаты грома.  А ведь нам как раз ТУДА! Разбивать лагерь поздно - нас неминуемо накроет лавина ливня. Может, оно и к лучшему, что мы не сделали этого раньше, как планировали, иначе ливень настиг бы нас ночью, и утром мы собирались бы под дождём.
Вы наверняка видели в кино, как авиалайнер входит в грозовой фронт? Вот именно так мы, буквально «въезжаем» в стену падающей с неба воды! Дворники не справляются, от фар нет никакого толку. Снижаю скорость до 50 км/ч. А ведь на втором автомобиле практически не работают ни дворники, ни фары - пользоваться ими надо очень экономно, так как генератор не работает. Ребята ориентируются на дороге, только благодаря нашим задним противотуманкам.

 

Тем временем уже стемнело, и мы стараемся не думать, что ещё предстоит романтическая ночёвка на берегу Белого моря, дорога к которому лежит через Кандалакшу, и сама собой возникает идея заночевать в местной «гостишке». Отель «Беломорье» - двухкомнатные номера с мебелью и стаканами, чистое постельное белье, горячая вода, чайник на «рецепции» за 50 рублей - все это оказалось как нельзя кстати.

 

 Ремонт Паджеро - Хитрости экстремального приема пищи на ходу - Тропосферная станция «Север»

Хмурое северное утро. В окне - центральная площадь Кандалакши с танком Т-34 на постаменте. Моросит дождик.  Прохожие не пользуются зонтами. В этих краях это дождем не считается.

Обсуждаем, как починить генератор на Паджеро.  Находим в интернете сайт клуба местных джиперов «КАНДА» и звоним их предводителю Алексею Карпову в надежде на то, что своих в беде здесь не бросят. Мы не ошиблись! Алексей тут же договаривается с местным электриком и дает нам его координаты. Но, к сожалению, запчастей у умельца нет. Если после снятия и разборки генератора выяснится, что нужно что-либо заменить, то мы останемся в еще более щекотливом положении. Благодарим всех, прощаемся и уезжаем как есть. Готовясь к поездке, я заранее списался с мурманскими коллегами - пикаповодами, и теперь у нас есть адрес и телефон, где нам точно помогут. Переставляем с L200 в Паджеро «свежий» аккумулятор и отбываем на Мурманск.

Обед снова на ходу. Учитывая специфику маршрута, мы еще дома озаботились продуктами для быстрого «перекуса».  Внимания путешественников однозначно заслуживают джерки «Grizzon». Так индейцы - кечуа называли сушеное мясо.  Сегодня слово «джерки» обозначает не что иное, как мясные снеки из говядины, вяленой с натуральными специями - как раз тот редкий случай, когда закуска одновременно является и здоровой пищей. Они содержат минимум жиров, но при этом, 72% белка. Плюс железо, столь необходимое при физических нагрузках и содержащееся как раз в красном мясе. Вкус джерки - пряный, пикантный, благородный, а запах - тонкий, пробуждающий аппетит. Немаловажно удобство употребления: небольшие, на один укус, лепестки вяленого мяса не пачкают руки и не оставляют крошек. Упаковка легко складывается, помещаясь в кармане двери. В пакетике - 40 г сушёного мяса, что эквивалентно 140 г «обычного».

Так, поглощая сушёное мясо, мы подъезжаем к Оленегорску и сворачиваем направо к месту дислокации станции тропосферной связи «Север». По дороге к сопке, на которой когда-то располагалась станция, мы проезжаем мимо уникального сооружения - радиолокационной станции дальнего обнаружения системы противоракетной и противокосмической обороны.

Модернизированная в конце прошлого века РЛС «Днепр» и сейчас находится на боевом дежурстве, и может обнаружить даже металлический шарик диаметром около 5 см на околоземной орбите. Станция относится к Космическим войскам России. Несколько «домиков» с покатой крышей (один «домик» - излучатель, другой - приёмник), возвышающиеся над деревьями этажей на двадцать и длиной несколько сотен метров, стоят на сопке, и отлично видны с дороги. Рассматриваем действующий секретный объект в бинокли и фотографируем на память. 

Военная история СССР -  Что прячет город призрак - Мурманские хлопоты - Как попасть в «запретную зону» - Почему не ржавеют болты и гайки - Загадки истории - Где найти секретные военные документы СССР

Следующая точка нашего путешествия - посёлок Тайбола. Здесь с конца 60-х годов прошлого века и до недавнего времени стоял на боевом дежурстве полк Ракетных Войск Стратегического Назначения. В состав полка входило две площадки по три шахтных старта и одна площадка с двумя наземными стартами ракет средней дальности Р-14. Длина ракеты - 24,5 метра. Диаметр корпуса - 2,5 метра. Стартовый вес 87 тонн. Ракета оснащалась моноблочной ядерной головной частью, мощностью 1 Мт, которая отделялась в полете. Дальность стрельбы  - 4500 км. Точность стрельбы - 5км. Все просто. И все это было здесь. В количестве восьми штук, плюс две резервных. Достаточно для... да для чего угодно.

Толщина входной двери из стали и бетона - около метра. Внутри огромных помещений читаем надписи на стенах: «Перед стыковкой шлангов к ГСП продуй воздухом давлением 5-10 атм от ПЩС в течении 3 мин.», «При испытаниях изделий пользуйся только штатным оборудованием», «Перед подачей напряжения убедись в исходном состоянии пультов», «Поворотный стол должен быть выставлен с точностью +\- 30"», «Обслуживание работающих преобразователей без резиновых ковриков, перчаток и бот категорически запрещается!» и наконец «Первой заповедью нашей политики, первым уроком, который должны усвоить себе все рабочие и крестьяне, это - быть начеку... В.И.Ленин».

Когда читаешь эти надписи, проникаешься той жизнью, которая текла здесь и оборвалась двадцать лет назад.

От бункера к бункеру ездим на машине, так как пешком ходить далеко. Чтобы не мучить Паджеро без генератора, ездим на L200: пятеро в салоне, двое на подножках. Заметны остатки многоуровневых периметров - зон в зоне. Наличие такой мощной техпозиции вообще не характерно для полков с ракетами Р-14. Возможно, это связано с большой отдалённостью полка от «базы». Дислоцирующаяся под Мурманском часть относилась к Ленинградскому военному округу, и если что случится - помощь далеко. Этим объясняется и наличие мощного узла связи, расположенного в скале на самой высокой сопке в округе.

За один день весь городок осмотреть просто невозможно.  Мы решаем ехать в Мурманск, чинить генератор на Паджеро, а потом снова возвращаться и продолжать осмотр памятника военной истории СССР.

Погода в Мурманске обычная - пасмурно и моросит дождь. Из гостиницы мы отправляемся, каждый по своим делам: ребята на Паджеро - чинить генератор, мы на L200 - за пропусками в погранзону.

В этом году сняли ограничение для туристов на посещение полуостровов Средний и Рыбачий. Теперь туда можно попасть, лишь предъявив Российский паспорт на КПП в Титовке. Но наш маршрут Рыбачьим не ограничивался. Чтобы посмотреть все, что запланировано, нам понадобятся пропуска, которые теперь выдают на задворках расположенной в городе пограничной части. Поиски конторы и получение пропусков заняли больше времени, чем год назад. Но спешить нам, к сожалению, ещё некуда - ремонт генератора в самом разгаре. Получаем пропуска и едем в мастерскую к нашему Паджеро. Наконец генератор снова в боевом состоянии, и мы отправляемся досматривать городок ракетчиков.

Я прежде уже несколько раз бывал на таких площадках. Осматривали мы и старты предыдущей системы - Р-12. Но снова не могу отказать себе в удовольствии забраться в это выдающееся сооружение. Вообще, это место по праву считается точкой сосредоточения самых разных усилий всей огромной страны. Именно поэтому оно всегда отличалось особым режимом секретности. Даже люди, которые служили здесь двадцать-тридцать лет назад, не видели всего того, что сейчас можем увидеть мы. Их не пускали дальше своего небольшого участка, нам же удалось не только заехать сюда на джипах, но и все самостоятельно осмотреть. Пожалуй, это и есть «прикосновение к истории».

Площадка на 90% очищена от металла местными охотниками за металлоломом. Иногда попадаются залитые в бетонную опалубку обрезки труб, нетронутых коррозией, со стенками в палец толщиной и с оплавленными газорезкой краями. Поражают валяющиеся в лужах и в сырости годами болты и гайки, до сих пор не ржавые. И это - просто крепёж, которым были привинчены компрессоры вентиляции, лебёдки, какие-то силовые элементы конструкции стартового комплекса. Собственно к ракете это не относится. Невольно думается, из чего сейчас делают шестерёнки в автомобилях...

Кроме металла, потихоньку разбираются даже бетонные конструкции, исчезает кирпич, из которого собран стартовый комплекс. Качество и того и другого - соответствующее, кирпич почему-то не крошится. По периметру экскаватором вырыта траншея на несколько метров глубиной, и мы можем видеть, как построено это сооружение.

Кирпичная кладка заливалась гудроном, а потом клался ещё один слой кирпича для защиты гидроизоляции от механических повреждений. Одна шахта до сих пор полностью сухая. Разрыты и взломаны хранилища с топливом и окислителем. От хранилищ объёмом с две железнодорожные цистерны остались только залы с опорами фундамента. Сами цистерны порезали и сдали в металлолом.

Не менее интересна и «жилая зона» военного городка. Здесь начинаешь понимать, что одной техники мало, за всем этим стоят живые люди и целые жизни. Много людей. Много жизней. И охватывает трепет.

Гуляя по городку, всюду натыкаешься на следы жизни. В солдатской столовой на стене - поздравление с «Новым 1998 годом!» и Дед Мороз на оленях.

Значит, в 98-м году здесь еще жили. Загадка. Мы то знаем, что последние Р-14 были сняты с боевого дежурства по договору о ликвидации Ракет Средней и Малой Дальности в середине 80-х. Чем же здесь занимались люди без малого двадцать лет после вывоза ракет? Или их и не вывозили? Или вывезли, но пусковые комплексы решили сохранить «на всякий случай»?

Из документов, оставшихся валяться на полу в здании штаба, мы узнаём, что в последние годы существования части командир был в чине майора. Не маловато ли для командира полка? Видимо, «полк» был уже только на бумаге. А вот штатное расписание части во времена её расцвета.  В списках, в основном, офицеры. Солдат срочной службы лишь один взвод. Здесь же и приказ о погрузке части в железнодорожные вагоны, которой командует старший лейтенант, и отправлении под Псков.

Эти «трофейные документы» мы читаем, уже сидя в машине. Наше путешествие продолжается.

Кладбище кораблей - Особенности национальной рыбалки в промышленных масштабах - Пикник с автоматными очередями - Красота Севера за «колючкой» - Подготовка к морской части путешествия

Наш путь лежит дальше, в рыбацкий посёлок Териберка, который находится в сотне километров от Мурманска. Уже в 16-м веке здесь был маяк, церковь и несколько сотен жителей. Оживленная жизнь в городке началась в послевоенные годы, когда здесь тогда стояла рыболовецкая флотилия. И сейчас мы видим скелеты кораблей, разбросанные по берегу бухты, в большом количестве. Корабли деревянные, наполовину сгнившие. Сейчас они похожи на скелеты морских чудовищ - с рёбрами-шпангоутами, покрытыми водорослями и ракушками.

 В огромной бухте с остатками причалов и сухих доков сейчас стоит парочка рыболовецких кораблей и пару десятков моторных лодок. Здесь нас уже ожидает яхта «Катарина» - парусно-моторное судно с каютами на 6 человек, приспособленное для небольших морских путешествий.

С капитаном яхты, Сергеем Курицыным, мы списались ещё за полгода до экспедиции и договорились, что в связанные с военной историей края, куда нельзя добраться по суше, он нас отвезёт на «Катарине». Кроме того, что на яхте можно вполне комфортно расположиться, половить рыбу и отдохнуть вдоволь, она еще оборудована для дайвинга, а сам капитан - мастер по дайвингу. Потому в планы поездки у нас включены «нырялки», и мы везём с собой пол кузова водолазного снаряжения.
Кстати, рыбоперерабатывающая фабрика работает. Что удивительно - рыбой не воняет. Но оказывается, что рыбы-то тут особо и нет. Не смотря на наличие здесь бухты, порта и рыболовного флота, рыбу сюда возят фурами из Мурманска. Связано это со сложностями оформления квот и документов на вылов. Матросы - рыбаки рассказывают, что вынимают сети и больше половины рыбы выбрасывают за борт, так как квота - всего несколько тонн. Потом стоят на рейде в Мурманске несколько дней пока не оформят все бумаги и разрешения на разгрузку в порту. А про крабов вообще чудеса рассказывают. Сюда когда-то завезли огромного камчатского краба. 

Этот камчатский краб, не имея здесь естественных врагов среди местной фауны, размножился со страшной силой, пожрав всех гребешков, всего морского ежа, и половину рыбы.  В соседней Норвегии вылов краба вообще не лимитируется. Они его вылавливают, а он снова к ним с нашей стороны ползёт. У нас же получить квоту на вылов камчатского краба возможно только на Камчатке.  Поэтому краба здесь ловят только браконьеры.  По всему видать - есть кто-то, кому это всё очень выгодно.
Недалеко от посёлка, на горе, в годы войны стояла небольшая береговая батарея, которая защищала с моря вход в бухту. До той батареи по карте у нас значится дорога, и мы едем по посёлку эту дорогу искать. Посёлок состоит из таких же, как мы только что видели в городке ракетчиков, домов. Отличие только в том, что здесь в окнах есть стёкла, и в домах живут люди. Остальное - покосившиеся крыши, серые двери, осыпавшаяся со стен штукатурка - всё в точности такое же. Единственное двухэтажное здание, обшитое сайдингом - школа и детский сад, а не офис местной администрации. Спрашиваем у местного жителя про дорогу к орудиям. Он говорит, что дорога-то есть, но по ней не проедешь. Потом глядит на наши машины и говорит: «Да вы, пожалуй, проедете!» Ободрённые такой перспективой, мы отправляемся в указанном рукой направлении. Перед нами совсем недавно по этой дороге прошло что-то тяжёлое, то ли «КамАЗ» полноприводный, то ли «Урал». Объезжаем крупные камни, разбросанные по тундре, и движемся к сопке. В том месте, где начинается резкий подъём вверх, дорога вымощена морским камнем. Впереди слышим пулеметные очереди. Ну что ж - перспективненько! Забираемся на сопку и видим внизу лагерь - десяток палаток - и такие же, как наши, «туристические», и настоящие армейские. Между палаток стоит и тот «КамАЗ», следы которого мы видели, и «Урал». У большой палатки - овчарка на привязи. Рядом на костре дымится чан с едой. Чуть поодаль работает генератор. По всему видать - люди серьёзные. У «Урала» - номера пограничников, у «КамАЗа» - гражданские.

А тем временем нам навстречу уже спешат несколько человек. Главный, в камуфляже МВД, явно в чине не ниже подполковника, с набедренной кобурой от «стечкина», вежливо объясняет, что дальше нам нельзя, так как здесь проводятся учения с использованием боевого оружия. И, словно в подтверждение его слов, мы слышим разрывы шумовых гранат и короткие автоматные очереди.

Буквально в десяти метрах от лагеря совершенно удивительное зрелище. Среди ярко красных скал течёт ручей, и, в форме водопада, с высоты 15-20 метров обрушивается прямо на берег Баренцева моря. Я прошу разрешения полюбоваться водопадом. Подполковник не возражает, но просит, чтобы далеко не ходили, за перевалом уже стреляют. Все в лагере заняты своим делом, и на нас никто уже не обращает внимания.

Мы осматриваем водопад и поворачиваем назад на Териберку. Береговую батарею решаем осмотреть позже.
На полпути до посёлка выезжаем на берег Баренцева моря. Та часть берега, что не закрыта скалами, затянута колючей проволокой. По той сопке, где мы только что были, ползают «человечки». Они обстреливают «пляж» из гранатомётов: мы слышим грохот, и на берегу видны облака дыма. С другой стороны - небольшие озёра среди камней, как зеркало, и какие-то цветы.

Возвращаемся в гостиницу рыбокомбината и готовимся к морской части нашего путешествия, выгружаем вещи и оборудование из машин и грузим его на яхту. Завтра в 6-00 отходим на Кильдин.

Морская рыбалка - Остров Кильдин - Объекты с номерами - Поземная многоэтажка - Муравей в будильнике - «Сломанная стрела», или Кто потерял ракету?

Итак, мы покидаем бухту Териберскую, и впереди у нас 6 часов ходу до острова. Одно из развлечений, чтобы убить время - рыбная ловля. Чтобы ловить рыбу в Баренцевом море, достаточно иметь леску и крючки. Наживка не нужна. Чем больше крючков, тем больше поймаешь рыбы. Если есть ещё и удочка, успех гарантирован. Один секрет - важно вовремя успеть выдернуть удочку с пойманной рыбой, пока «улов» не утащил ее в другую сторону.

На острове Кильдин было две обжитые территории - Западный Кильдин и Восточный Кильдин. Рядом с населёнными пунктами были причалы, которые теперь разрушены и пристать к ним сегодня невозможно. Единственное место для швартовки - «плавучий якорь» в бухте Могильная, рядом с озером. Там мы и высаживаемся. Нас встречает командир расположенной на Кильдине воинской части. Трафик тут небольшой, да и с капитаном нашего судна они, похоже, знакомы давно. Потому встреча - радушная.  Командир немало удивлён, что мы собираемся жить на берегу в палатках. «Здесь, - говорит, - прошлой зимой к нам по льду медвежонок переплыл. Теперь по острову где-то бродит! Съел на острове всю живность, все ягоды и грибы, вырос размером с «Жигули», пары у него нет, ходит злой и голодный. Так что в палатке - опасно!»

В СССР для защиты баз атомного подводного флота было построено два стационарных ракетных комплекса, вооружённых противокорабельными крылатыми ракетами. Один из них, известный как объект «А-100», расположен недалеко от Балаклавы, в Крыму. Второй,  мало кому известный аналогичный объект «А-101», располагался на острове Кильдин.

Стационарные комплексы крылатых ракет - сооружения уникальные. Первый в мире подземный ракетный комплекс берегового базирования начали строить в Крыму между мысом Айя и Балаклавой в конце 50-х годов. В то время «объект 100» был вооружён крылатыми ракетами, обеспечивающими дальность стрельбы до 100 км. В конце 60-х годов комплекс был модернизирован, ракеты приобрели дальность до 300 км и уже могли нести ядерные заряды. Советский боевик «Одиночное плавание», ответ СССР на «Рембо-2», был частично снят на секретном объекте «А-100» в той части, где советские солдаты уничтожают американскую секретную ракетную базу.

В 1996 году объект «А-100» был передан Вооружённым Силам Украины. Сегодня ракетная база внутри горы полностью уничтожена, а на месте ее расположения в Крымских горах остались только штольни.
Отличие Кильдинского комплекса от Крымского было лишь в том, что под него не «вырубали» штольни в горном массиве, а заливали бетоном имеющиеся расщелины в горных породах острова. Две сдвоенные батареи встретили нас практически в первозданном виде.
Суровая природа и время, конечно, внесли свои коррективы. Подземные коридоры с рельсами для транспортировочных тележек напоминали декорации к фильму «Чужие». С потолка капала вода, и всюду торчали куски кабелей и тросов.

При этом вся конструкция пускового комплекса осталась на месте. Подъёмные пусковые контейнеры с гидроприводами, некогда выдвигавшие из недр шахты на поверхность многотонную конструкцию на время старта, демонстрировали нам былое могущество и технические возможности мифической страны из прошлого.

Дальше наш путь лежит к берегу Баренцева моря. Там ещё перед войной были установлены две башни со сдвоенными 170-мм корабельными орудиями. До батареи нам идти 3-4 километра пешком. Держим курс на мачту с антенной дивизиона ПВО. Погода отличная, солнце и почти нет ветра.

Оказывается, когда идешь пешком, обращаешь внимание на такие мелочи, на которые никогда бы не обратил внимания, если бы ехал на джипе. Брод, длиной метров 15, по колено глубиной, с каменистым дном, никто бы на машине и не заметил. Но босиком по острым камням идти невозможно, а обувь мочить никто не хочет. Берём несколько санд-трэков, которые здесь всюду разбросаны, и строим переправу выше по ручью.
Вот и брошенный гарнизон - военный городок «Западный Кильдин». Мы идём мимо домов, которые построили здесь в середине 30-х. Вот она - ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ нашей страны! Дотрагивайся до нее, сколько хочешь. Все в оригинале: пожарная часть с остатками автомобилей, огромный «дом офицеров», казарма с провалившейся крышей, дизеля автономного энергоснабжения, высотой в человеческий рост, боевая машина пехоты на гусеничном ходу, плавающий транспортёр.

Начинает темнеть и спускается туман. Дома военного городка уже почти не видны. Все начинает походить на сцену из фильма ужасов. Но батарея, куда мы направляемся, расположена на сопке, где нет тумана, и мы ускоряем шаг.
Позиция С-300 брошена военными. Секретная аппаратура вывезена. Осталась только выдвижная мачта с кабиной - антенной.

Орудийные башни - одни из самых интересных экспонатов этого «естественного музея». Снаружи это обычная, размером с небольшой дачный домик, башня с торчащими из неё орудиями. Такие же орудия устанавливаются на военные линейные корабли.

Внутри - это целый подземный город на пяти уровнях, три из которых - само орудие с системой поворота, наведения и заряжания. Ниже - системы энергоснабжения и жилые помещения для личного состава. До второй башни - метров пятьсот. Между ними частично затопленные подземные коридоры.

Мы с трудом протискиваемся сквозь люки по лестницам в башне, задевая за ручки управления и пачкаясь консервирующей смазкой, которой здесь покрыто буквально все металлическое. Мы стараемся не заблудиться, чувствуя себя, наверное, так же, как себя чувствует муравей, путешествующий по внутренностям будильника.


Перед глазами начинает мерещиться жизнь. Словно привидения военных моряков и сейчас несут боевое дежурство в этих казематах. Темнеет. Нам пора возвращаться на борт «Катарины». Возвращаемся по «нижней дороге» острова, через военный аэродром, весь выложенный санд-трэками, мимо арсенала «Гранитного крейсера Кильдин», мимо бывшего лагеря, где жили заключённые - строители.  На обочине валяется крылатая ракета П-35Б. Неужели упала с грузовика при перевозке? Сколько она стоит - страшно даже себе представить. Даже, если пересчитать на стоимость содержащихся в ней цветных металлов.

День был настолько насыщенным, что впечатлений могло бы хватить не на одно путешествие. Но завтра у нас «нырялки», так что расслабляться ещё рано.

Продолжение следует.....

Фото: Вадим Тюрин, Дмитрий Александров

 

 

Комментарии
Copyright © 2022 Virus Свободы
Дизайн © Art harmony