15 Марта 2010 02:03Автор: Администратор  /  Просмотры: 2648

Пока цветет иван чай. Часть 1

Еще сравнительно недавно, старожилы отлично помнят те времена, иван-чай в окрестностях Воркуты не встречался. И однообразную темную зелень августовской тундры оживляла лишь изумрудная травка на торфяниках да клочки белой ваты от пушицы полярной. А потом, где-то в механизме северной природы случилось короткое замыкание, и тундра, с каждым годом все больше, стала принаряжаться этими пурпурными цветами. Но помимо декоративной функции, у иван-чая вскоре появилась и еще одна, сугубо утилитарная – указывать смену времен года. Считается, что как только облетят последние лилово-пурпурные лепестки, заканчивается короткое северное лето.

То, что времени на попытку преодоления Полярного Урала у нас будет немного, было понятно еще на этапе подготовки. Поэтому сейчас, когда в Воркуте стояли последние солнечные и относительно теплые дни, неторопливость Северной железной дороги, которая доставляла наши машины по маршруту Сосногорск – Воркута, была особенно не кстати. Время было потеряно из-за поломок еще по дороге до Ухты и Сосногорска из Одессы, да и сама возможность этого путешествия постоянно была под вопросом. Достаточно сказать, что одна из машин не смогла выехать вовремя, так как к моменту старта все еще находилась в процессе постройки.

Первые приключения начались уже 20-го июля под Кременчугом, когда у севастопольского экипажа на лафете колесо со ступицей оторвалось от рычага и повисло на торсионе. Один звонок в Одессу, и наш соклубник Рудь Руслан быстро находит токаря в Кременчуге. Три часа ремонта и новая ось приварена к рычагу. На погранпереходе в селе Великая Писаревка Сумской области мы были уже в девять вечера. Машин тут немного, украинский пост проходим за час. На российской стороне поначалу все тоже идет хорошо, но в последний момент таможенники заявляют, что не могут оформить удостоверения временного ввоза на две машины на одно и то же лицо. Проблема касается меня и Алексея Конохова, у нас, кроме боевых ГАЗиков, еще микроавтобус и грузовик. Никакие доводы не действуют, нам предлагают либо сделать доверенности пассажирам на «лишние» транспортные средства и приехать завтра, либо ехать на другой пункт пропуска, где, по их мнению, нас оформят и так. Сотрудники таможни погранпоста «Грайворон» объясняют такое положение дел «ненормальностью» своего пункта пропуска, и в этом мы с ними вполне согласны. Воодушевленные мыслью о повторном прохождении границы в обратном направлении и предстоящими ночными поисками другого погранперехода, разворачиваемся….

Поиски пункта пропуска привели нас в с. Грабовское, но здешний переход местного значения не предназначен для грузового транспорта. Наконец, в 6 утра мы прибываем на международный погранпереход Юнаковка – Суджа. Здесь за три с половиной часа без особых проблем проходим обе границы. К пяти вечера доехали до Старого Оскола, где и заночевали после бессонной «пограничной» ночи.

Край Земли, как остроумно называют местные жители Сосногорскую торцевую платформу, вопреки грандиозному прозвищу, представляет собой железнодорожную ветку, упирающуюся в старый бетонный пандус. Но, именно это незатейливое сооружение является последней точкой на маршруте всех автопутешественников, направляющихся в любой из городов и станций, разбросанных вдоль Северной железной дороги на огромной территории от Оби до Печоры. Дальше автомобильных дорог нет….

Наша задача - доставить машины в Воркуту, откуда собственно и должен стартовать главный этап путешествия - автомобильное первопрохождение через горный массив Полярного Урала. Пытаемся разузнать все про платформы до Воркуты, сегодня они есть, но нам нужно дождаться экипаж Артура Андрюшина. Он уже проехал Киров, а вот минскую машину поломки заставили вернуться домой. Ставим лагерь в лесу, на заброшенном песчаном карьере. Место выбрано так, чтобы сюда могли пройти грузовик и микроавтобус с прицепом. Вечером сгружаем боевые машины.

Команда разделяется. Дмитрий Самборский, Алексей Конохов и Роман Горбаченко остаются, чтобы погрузить и сопровождать машины на платформах, остальные сегодня вечером выедут в Воркуту пассажирским поездом. В вагоне поезда Санкт-Петербург – Воркута мы одни, не считая чем-то недовольной проводницы.

Утром из окон поезда открывается бескрайний вид на тундру, тайга закончилась, скоро Воркута. Вести из Сосногорска неутешительные, платформ все еще нет. С вокзала берем такси и едем на лыжную базу, что находится на одноименной с городом реке. Неподалеку от спорткомплекса ставим палатки прямо на берегу, обустраиваем лагерь, похоже машины будут нескоро.

Дни ожидания тянутся медленно. Вернее сказать, тянется один и тот же бесконечный полярный день, а меняются только числа в календаре. Рыба в реке не ловится, и местные не рекомендуют пить речную воду. Воркута окружена кольцом шахт и других промышленных объектов, потому, несмотря на безлюдность тундры, с экологией тут не очень. Чтобы не скучать, ходим в город, посещаем краеведческий музей. Первого августа наблюдаем солнечное затмение, в Воркуте оно неполное, самый краешек солнечного диска так и не перекрылся тенью Луны. В тот же день, но уже ночью, Северная железная дорога поставила на разгрузку две платформы с нашими автомобилями.

Утром выезжаем в 10 утра, вездеходка никуда не делась, и четко в соответствии с картой ведет нас к Большой Усе. Встречаются болота сильно разбитые вездеходами, в таких местах ищем объезды по целине, но сам факт наличия хорошо набитой колеи, пусть и от гусениц, вселяет уверенность в успехе.
К Большой Усе подъезжаем в половине второго. Река довольно глубокая, но в месте брода широкий плес, глубина чуть больше метра. Проходим без проблем и, не снижая темпа, едем дальше. Горы, которые вчера выглядели, как синяя дымка на горизонте теперь кажутся совсем близкими. В одном месте вездеходка проходит совсем близко к обрывистому берегу реки Нияю, здесь останавливаемся, очарованные открывшимся видом. Река в этом месте протекает в извилистом скальном каньоне, глубоко прорезавшем ровную поверхность тундры. Кое-где на склонах каньона, надежно скрытые от солнца скалами и, видимо, надеясь дотянуть до первых холодов, лежат небольшие снежники. А внизу, продираясь сквозь камни, и натыкаясь то на один, то на другой берег, и ревя от возмущения, бурлит Нияю.

Колея стала слабее, свежих следов нет, но Малый Пайпудынский хребет – наша цель на сегодня - уже совсемблизко. На одной развилке, уйдя за четким гусеничным следом, ненадолго теряем дорогу, но быстро понимаем, что след ведет не туда. Возвращаемся и находим нужную колею. Потом около часа тратим на ремонт: на УАЗе Артура Андрюшина разболтались колесные шпильки, меняем ступицу. На ночевку все же дотягиваем до Эстото, завтра запланирована дневка и разведка перевала.

Еще планируя маршрут, я знал, что если мы дойдем до перевала, значит, сможем пройти весь маршрут. Но теперь, легкость, с которой нам это удалось, немного обескураживала, и казалось, что впору задуматься об удлинении и усложнении оставшейся части маршрута. Но оказалось, что самое интересное нас ждало на азиатской стороне Урала и в тундре Ямала…

Комментарии
Copyright © 2023 Virus Свободы
Дизайн © Art harmony